Витебщина – Манящая глушь. Поездки по Беларуси

На северо-востоке нашей страны есть потаенный уголок. Зеленой страницей лесов и болот раскинулся на карте этот чудный край Витебщины – Городокский район. Эти места не рекламируют модные журналы, они не входят в топ мест, рекомендуемых для посещения и сюда не устремляются толпы туристов. Местами невозможно проехать, а иногда даже пройти, неустойчивая мобильная связь, много воды и комаров.

витебщина

Да еще медведи вот развелись. Но почему-то, те, кто побывал здесь, всегда возвращаются. Зачем? За удовольствием, конечно! Согласитесь – гордо объявить в офисе, о том, что уезжаешь в места столь удаленные от цивилизации дело заманчивое. Да, придётся выслушать саркастические замечания, вытерпеть скептические улыбки. И только потом, наблюдая, как солнце тихо падает в воды древнего озера, вдруг осознаешь, что ты сейчас на острове, абсолютно один на один с окружающим миром, без навязчивых посредников, непрерывно соединяющих тебя с кем-то по поводу и без – и это действительно здорово!

Открываются глаза и уши, и ты с удивлением обнаруживаешь, сколько удивительного за пределами пыльного города. А посмотреть здесь есть на что.

В глухой деревушке Ремни, на краю цивилизации, притаился старый деревянный костел. Говорят, что это самый восточный католический храм. Молчаливо и одиноко стоит он среди больших деревьев, в окружении раскиданных могильных плит.

Времена его славы в далеком прошлом, когда  в 1896 году костел был возведен на средства и по заказу латышской общины польскими мастерами. Храм заколочен, но заглянув в щелочку, можно увидеть на стене… пальмы. Оказывается, первоначально стены храма были украшены росписью по полотну. Увы, благодаря «добрым» людям сейчас остались лишь отдельные отпечатки библейских сюжетов, в том числе и пальмы над священной рекой Иордан, что для наших широт выглядит очень экзотично. Видно, что к храму не так давно что-то пристраивали.

Удалось найти информацию, что храм в начале 2000-ых передали православной церкви. Но храм-то католический (вернее лютеранский) и его начали переделывать на свой лад без сохранения исторических особенностей. Тогда власти волевым решением прекратили эту самодеятельность. Но католиков в этих краях нет и восстанавливать его некому. Говорят, был даже вариант разобрать его и перевезти куда-то, но понятно, что он этого не перенесет.

Позже нашелся неравнодушный человек – Анатолий Дорофеев, проректор Витебского университета. Он нашел заинтересованных инвесторов в создании музея белорусской культуры в костеле. Но, как всегда, дело уперлось в какие-то бюрократические моменты, а хорошего человека уже нет в этом мире. Дверь заколотили и забыли об этом. Около крыльца валяются каменные надгробия.

Еще грустнее становится, когда читаешь о том, что раньше костел имел ограду из тесаного камня. За ней находилось кладбище, где хоронили господ из окрестных имений. В годы борьбы с религией склепы разобрали. Рассказывают, что в одном из склепов нашли гроб с истлевшим телом женщины, на одежде и обуви покойницы были золотые пуговицы и пряжки. Молодежь продала тогда эти ценности за литр самогона. А из кирпича сводов горожане сделали печи. Не уцелела и металлическая крыша храма: ее сняли, а из этого металла делали ведра, которые потом использовали в хозяйстве. Сам же храм на долгие годы стал колхозным складом, где хранили и зерно, и соль, и минеральные удобрения, и комбикорма. Но если он все это пережил, может и доживет до лучших времен. Тем более, через заколоченную дверь видно какие мощные дубовые стволы лежат в его основании.

Продолжение латышского следа на белорусской земле в соседней деревне Поташня – развалины школы, построенной в 1912 году.

В доме было три класса, общежитие, комнаты для учителей, кухня. Так она выглядела в годы своей юности:

А так сейчас:

Одновременно здание использовалось и как молитвенный дом, который закрыли в 1918 году. Рассматривая руины здания можно увидеть, как интересно оно отапливалось – от большой печи расходятся в разные стороны дымоходы.

Совсем рядом, за оврагом на крутом пригорке, находится старинное латышское кладбище. Хаотично разбросаны в упавшей листве старые надгробия. Некоторые надписи еще хорошо видны. Всё здесь навевает о бренности бытия и тщетности человеческих усилий.

Эти руины приоткрывают грустную страницу истории «переселения народов». Сначала добровольного и полного надежд исхода латышей из земель Курляндии и Лифляндии на гостеприимную белорусскую землю. А через тридцать лет принудительного и жестокого выселения из ставшей вдруг мачехой земли в Сибирь или на тот самый пригорок за деревней.

Не менее грустна и не столь давняя история – события Великой Отечественной войны. Здесь в этих партизанских краях, повсюду встречаются приметы тех страшных дней: памятные знаки на месте сожженных деревень, памятники погибшим воинам и могилы неизвестных солдат.

Но, пожалуй, самое яркое впечатление оставляет огромный памятник партизанам, который находится в глубоком лесу, на месте расположения одного из крупнейших партизанских лагерей.

В 1941-43 годах Щелбовские леса были населены тысячами белорусских партизан, объединенных в отряды. Здесь были расположены базы 7 партизанских бригад, в том числе 1-я Белорусская бригада под командованием Героя Советского Союза Миная Филипповича Шмырёва, более известного как «Батька Минай». По некоторым данным в треугольнике Витебск – Невель – Сураж – Усвяты – Витебск действовало больше 12 тысяч партизан.

Еще в сентябре 1942 года командование 2-й Белорусской бригады решило в глуби Щелбовского леса, в урочище «Золотой Борок», построить зимние лагеря. Здесь находилась база для размещения штаба бригады, отрядов и госпиталя. В течение трех недель в могучем сосновом бору были построены лагеря для всех 9 отрядов бригады и его штаба. Были построены блиндажи для бойцов охраны лагеря и землянки для госпиталя. В двух километрах восточнее был построен такой же лагерь для бригады им. Кутузова. Этот партизанский городок назвали «Комсомольск».

В конце февраля, начала марта 1943 года в ходе карательных операций, проводимых немецкими фашистами, в места партизанских лагерей стянулись десятки тысяч мирного населения. В нескольких километрах от них, со всех сторон, вели бои партизанские отряды и бригады. Бои шли непрерывно и днем, и ночью. Особые трудности состояли в нехватке боеприпасов и в укрытии раненых. Наша авиация не могла оказать партизанам помощь из-за нелётной погоды. В то время стояла аномальная жара: снег таял, реки, озера и болота были наполнены водой. Переходя их партизаны и население шли по пояс в воде. По свидетельствами очевидцев, по окончании тех жестоких боев, потери как со стороны врагов, так и со стороны партизан,  были просто колоссальными. Сегодня почти ничего не напоминает о тех страшных днях, лишь неусыпный партизан-великан бессменно несет свою вахту.

Как символ возрождения и торжества жизни в наши дни появился в этих живописных местах новый храм. В деревне Село, что стоит на озере Тиосто, есть удивительное место – епархиальный скит в честь святых Петра и Павла.

История появления этой тихой обители в городокской глуши очень интересна. Раньше эта усадьба принадлежала роду Тимошиных. Ее хозяин, Сергей Дмитриевич, был известным в России фотомастером. Художник серьезно болел и в 2003 году, за три дня до своей смерти, принял монашеский постриг, а усадьбу завещал Витебской епархии.

Странное чувство возникает, когда, проезжая мимо заброшенных домов Села и заросших буйной растительностью огородов, вдруг видишь на холме сияющие золотые купола церкви Святых Апостолов Петра и Павла.

Здесь же находится крестьянско-фермерское хозяйство «Петровско-Павловское» – стадо овец, козы, коровы, пара лошадей, куры, индюки.

Справляться с хозяйством помогают послушники, которым по их рассказам послушание в уединенном скиту помогает вернуться на путь истинный.

Вот и еще одна новая достопримечательность – питомник северных оленей -маралов.

Российские предприниматели взяли в аренду несколько десятков гектаров земли и построили огромные вольеры для оленей. Здесь все на современном уровне – техника, видеонаблюдение. Оленей много – целые стада, но иногда увидеть их трудно, так как пасутся они вдалеке от дороги. А если повезет попасть во время кормления, то можно разглядеть их во всей красе.

Оленей планируется выращивать для продажи в лесхозы, охотхозяйства, заповедники и заказники Беларуси. Со временем хозяйство планирует проводить экологические экскурсии и организовывать туры для отечественных и иностранных туристов.

Но все это – лишь следы человека на этой земле, а самое притягательное в этих местах – нерукотворная красота, которая окружает тебя со всех сторон.

Озера со странными названиями – Медесно, Тиосто, Танай, – распростертые во всю ширь.

Берега их хранят тайны древних людей, оставивших свой след в виде курганов – волотовок, а воды сохранили для нас реликтовый орех – чилим.

Сказочные болота с невиданными травами:

и бесконечные леса с тысячами оттенков мха:

Лесные дороги, на которых мирно соседствуют следы велосипедных шин и босоногой пятки медвежонка.

В этих местах есть ощущение что не ты здесь хозяин, возникающее, когда побеспокоишь утиное семейство, нехотя покидающее свое жилище на берегу реки. Или внезапно появившись, прервешь водные процедуры здоровенного бобра.

Когда с другого берега хитро посматривает на тебя енотовидная собака, а дорогу перед велосипедом перебегает огромный лось.

И потом, дома, перелистывая в памяти эти зеленые страницы, пахнущие земляникой, ты понимаешь, что обязательно сюда вернешься. Заинтересовали эти места? Посмотрите подробнее тут.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Отправить ответ

Залогиньтесь, чтобы комментировать
  Подписаться  
уведомления